БРИФ'2017: "Это не тариф, а убийство теплоснабжающих компаний"

Экономика и управление
Байкальский региональный инфраструктурный форум, продолжающий работу в Улан-Удэ, продолжает радовать пришедших гостей яркими докладами и дискуссиями. Во второй день на нескольких площадках форума звучали иногда совершенно полярные мнения. На сессии, посвящённой инвестициям в энергетику и энергоэффективности между участниками то и дело вспыхивали интеллигентные, но ожесточённые споры, подробности в материале информационного агентства «Байкал Медиа Консалтинг».

После первого же доклада, сделанного представителем ТГК-14 Андреем Аблязовым, в атмосфере зала как будто сгустился воздух. Замгенерального ТГК-14 рассказал, что ресурс энергокотлов на ТЭЦ-1 составляет уже 84%, водогрейных котлов — 90%, а котлы Тимлюйской ТЭЦ выработали уже 96%. Причём, как пояснил Аблязов на вопрос ведущего, это не бухгалтерская «амортизация», а реальная выработка ресурса.

Пессимизма добавила и информация о дефиците источников воспроизводства — почти 1 млрд рублей в год.

Если сравнить действующий сейчас в Бурятии тариф (1583 руб/Гкал) с тарифом «Альтернативной котельной» (применяемая сейчас методика, основанная на расчётах тарифа как для вновь построенной тепловой станции), то получится, что стоимость тепла для населения выросла бы на 50% — до 2367 руб/Гкал.
Причём присутствовавший на заседании глава региональной службы по тарифам Борис Хмелёв указал на то, что в реальности тариф был бы ещё выше, если подсчитать расходы на заработную плату специалистов.

Сейчас тариф, установленный РСТ, выше лишь для муниципальных котельных.

Выступление и.о.министра экономики Тимура Будаева о перспективах «умного» учёта электроэнергии и перспективных технологиях «солнечной» энергетики вызвало критику со стороны вице-президента НП «Энергоэффективный город» Сергея Белобородова.
Он высказал мнение, что во главе угла при любых нововведениях должны стоять интересы потребителя. И ввод в эксплуатацию «солнечных» электростанций с их экологически чистой, но дорогостоящей электроэнергией — это не способ понизить затраты населения.

— Допустим, вы введёте 100 МегаВатт солнечных электростанций, и эта энергия же должна будет вытеснить другие источники, а ваша ТЭЦ-1 является комбинированной. А её тепловую энергию куда деть? — задал прямой вопрос Белобородов. — И сколько для потребителя будет стоить солнечная энергия?

К дискуссии подключился зам.министра транспорта и энергетики Бурятии Алексей Назимов:

— Вы не учитываете территорию Бурятии, — парировал он. — У нас для того, чтобы завести энергию, например, в Окинский район, нужно построить 100 км сетей на сотни миллионов рублей, и потом их обслуживать. И это всё равно будет ненадёжно — вот прямо сейчас, пока мы тут сидим, в Окинском районе нет электричества. И цена у нас во многих районах значительно выше, чем «солнечные» 12 рублей.

В итоге стороны сошлись на том, что необходимо «с умом» подходить к новым проектам.

Упоминание представителями властей республики «умных» систем учёта энергоресурсов вызвало дискуссию о том, за чей счёт проводить установку счётчиков. Модератор мероприятия Ольга Гиличинская (член экспертного совета ФАС России) рассказала, что законодатели приступили к рассмотрению вопроса о том, чтобы вернуть ответственность за счётчики ресурсоснабжающим организациям.
Тимур Будаев рассказал, что власти обсуждали с МРСК Сибири возможности профинансировать установку интеллектуальных систем за счёт включения в тариф.

К обсуждению подключился глава «Читаэнергосбыта» Алексей Гончаров, отметивший, что учёт с помощью «умных» сетей не должен оказывать влияния на тариф, а хороший учёт позволит просто позволит снять разногласия в случае потерь.

— Мы в читинском подразделении уже выполняем программу по переводу 183 домов на систему АСКУЭ (автоматизированный учёт, позволяющий дистанционно снимать показания, экономя на сборе информации, прим БМК). Это 10 тысяч счётчиков за счёт инвестиционной программы «Читаэнергосбыта», — рассказал Гончаров. — И в Бурятии мы тоже намерены эту программу реализовывать.

Но самая яркая дискуссия возникла под занавес мероприятия.
Выступающая Ольга Гиличинская привела данные о том, что Бурятия по стоимости тепловой энергии находится в середине таблицы по субъектам Российской Федерации.

— Посмотрите, кроме Бурятии всю среднюю часть таблицы занимают газифицированные регионы. Как здесь может оказаться Бурятия с её угольно-дизельной генерацией? С её территорией? — задала казавшийся риторическим вопрос Гиличинская.
— Низкий тариф — это не достижение, это убийство ваших теплоснабжающих предприятий, — неожиданно эмоционально резюмировала она.

Борис Хмелёв воспринял эту фразу как упрёк в адрес службы по тарифам:
— Конечно, мы не можем установить тариф выше, хотя иногда даже видим, что экономически это оправдано. Вот скажите, почему Вы, как член экспертного совета ФАС, во всей документации пишете только о нормативных затратах? Простой пример — северный посёлок Бурятии, где котельная рассчитана на мощности в три раза больше, чем сейчас живёт людей. И по требованиям, которые в том числе и Вами утверждены, я эти затраты сверхнормативные принять не могу. Вы можете убрать слово «нормативные», пусть будут ненормативные? — столь же эмоционально задал вопрос глава РСТ. Причём вопрос тоже стал риторическим, поскольку Ольга Гиличинская предложила обсудить его в кулуарах.

Попросивший слова Сергей Белобородов упрекнул участников дискуссии в «философии поднятия тарифа»:
— Вы должны понимать, что мода на концессии, привлечение инвесторов — она закончилась в Европе! Муниципалитеты поголовно стараются вернуть себе весь контроль за коммунальной сферой. Потому что задача стоит одна — снижение стоимости ресурсов. Если у тебя ресурсы стоят ниже — к тебе едет население, идёт производство.
И мода на разного рода «зелёную энергетику» тоже не вечна. Вот в Иркутской области хотели перейти на газовые котельные — насилу уговорили отложить эти планы. А в Томске решили перейти — и теперь ходят к полпреду и просят денег на газ! — поделился инсайдерской информацией Белобородов.

— А какая разница, на что просить деньги? В Томске на газ просят, в Чите — на уголь, — отреагировал Алексей Гончаров. — В Бурятии задолженность предприятий ЖКХ составляет миллиард рублей, и эти деньги тоже будут просить в конечном итоге у государства.

К концу заседания участники сошлись только в одном — Бурятии остро необходимо обеспечить надёжность поставки электричества и тепловой энергии. И путям решения этой проблемы в первую очередь и посвящён БРИФ'2017.

Информационное агентство «Байкал Медиа Консалтинг»,
www.baikal-media.ru/news/politics/345893/

0 комментариев

Ваше мнение ценно. Оставьте комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.